Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: «Фанфан-тюльпан», братская могила и факел революции

28 сентября в гостях у ведущего «Вечернего разговора об истории Новосибирска» побывали руководитель музея Центрального района Наталья Шкурыгина и кандидат исторических наук, учёный секретарь музея города Новосибирска, гид-экскурсовод Евгений Антропов. «Новосибирские новости» публикуют расшифровку очередного выпуска исторической программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
16:15, 03 Октября 2018

Взгляд назад. Исторический календарь

25 сентября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР наградил комбинат №179 «Сибсельмаш» орденом Ленина.

25 сентября 1948 года на северной окраине Новосибирска основали секретный завод по выпуску урановой продукции. Его назвали «предприятие №80» или завод химконцентратов. Район, который примыкал к заводу, по тогдашней терминологии называли Соцгородком за особый режим снабжения и особое отношение к нему со стороны властей. А курировал проект член Президиума ЦК Лаврентий Берия. В 1951-м году на 80-м заводе начали выпускать уран, и на первых порах его выплавляли открытым способом.

26 сентября 1962 года в Новосибирске отрыли первый в Сибири магазин «Академкнига». Свою историю «Академкнига» ведёт от Книжной лавки, которую открыли при Академии наук ещё в 1728 году. В Советском Союзе в 1930 году при издательстве Академии наук СССР создали специальную сеть для распространения литературы, а уже в 1938-м — преобразовали в контору под названием «Академкнига».

27 сентября 1960 года в Новосибирской картинной галерее открылась первая в городе выставка картин Николая Рериха. Новосибирцы смогли увидеть 60 полотен. Их привёз из Индии и передал в дар городу сын художника Юрий Рерих. Он выполнил желание отца, который хотел, чтобы картины находились в Сибири.

28 сентября 1937 года Западно-Сибирский край разделили на Новосибирскую область с центром в Новосибирске и Алтайский край с центром в Барнауле. В Новосибирскую область тогда вошло 58 районов и Нарымский округ, который состоял из 13 районов.

28 сентября 1963 года открылся первый в Новосибирске зимний плавательный бассейн «Динамо». Юрий Шурыгин впервые в области выполнил норматив на звание мастера спорта. Произошло это в открытом водоёме на Горской на чемпионате города в зимнем сезоне 63/64 годов. Новосибирских пловцов стали приглашать в сборные России и СССР для участия в международных соревнованиях.

Однажды в Новосибирске. Третий в Сибири

26 сентября 1959 года академик Сергей Соболев прочитал первую лекцию в Новосибирском государственном университете, и этот день считается началом занятий в НГУ. Новосибирск стал третьим университетским городом в Сибири после Томска и Иркутска.

Открытие университета общественность города торжественно отметила в концертном зале театра оперы и балета. Первых студентов напутствовал академик Сергей Христианович, а ректор университета, академик Илья Векуа, рассказал собравшимся о задачах нового вуза.

На первый курс дневного отделения поступили 175 юношей и девушек. Более половины из них были производственниками. 150 студентов поступили на вечернее отделение. Это были строители, заводские рабочие и лаборанты.

Организация и становление НГУ стали главной заслугой его первого ректора Ильи Векуа. В университете он сумел соединить образование и науку, и несколько специальностей появились в НГУ задолго до того, как их узаконили. Это, например, «сварка взрывом», «прикладная лингвистика», «экономическая кибернетика» и «математическая биология».

Структура момента. Душа ойкумены

Судьба старейшего в Новосибирске звукового кинотеатра «Металлист», а точнее, его здания, оказалась под большим вопросом. Его признали памятником архитектуры конструктивизма, а нынешний его владелец уже принялся памятник сносить. Охранять «Металлист» придётся до того момента, как здание включат в единый государственный реестр объектов культурного наследия, то есть памятников истории и культуры народов Российской Федерации. Если этого не произойдёт, тогда собственник будет вправе сравнять «Металлист» с землёй. Сколько придётся дожидаться этого решения, пока точно не известно, но его должны принять не позднее 31 июля следующего года.

1 августа 2018 года здание включили в перечень выявленных объектов культурного наследия, но уже утром 2 августа на объект на Римского-Корсакова, 1/1 обрушился ковш экскаватора. Нужное письмо просто не успело дойти до собственника, который уже давно затеял построить на месте «Металлиста» жилую высотку. На пути строительной техники встали общественники и остановили разрушение. Хотя зрительный зал к тому времени уже превратился в руины. Впрочем, говорят, что эту часть кинотеатра так и так признали аварийной, и её нужно было сносить.

Кинотеатра там, конечно, давно уже нет, с 2005 года помещения арендовали под офисы и магазины. Но когда-то в огромном зале на 1140 мест не только показывали кино. Там играл эстрадный оркестр, а летом на площадке перед кинотеатром танцевали под баян. В 1957 года «Металлист» реконструировали и превратили в широкоэкранный кинотеатр со стереофоническим звуком. Зрители шли туда нескончаемым потоком, кино крутили с 9-ти утра и до полуночи. Но даже это не так важно, как то, что здание «Металлиста» признали образцом конструктивизма в архитектуре зданий для массовых зрелищных мероприятий.

Специалисты утверждают, что в СССР было построено всего пять таких кинотеатров, но до наших дней сохранился только «Металлист». Его построили в 1934-м году. Он был частью соцгорода завода «Сибметаллстрой», который до 1932 года назывался «Сибкомбайн», а с 1946-го — «Сибсельмаш». Автором проекта, по некоторым данным, стал немецкий архитектор Эрнст Май. В 1920-х годах он был главным архитектором Франкфурта-на-Майне. В Германии даже есть центр по изучению творчества архитектора.

В числе яростных защитников памятника конструктивизма — общественник Олег Викторович. С ним побеседовала корреспондент телевизионной редакции «Новосибирских новостей. Предлагаем вашему вниманию небольшой фрагмент этого интервью.

Олег Викторович: По крайней мере, начался диалог, стадия «войны» закончилась, конфликт потушен. Это очень хорошо, это позитивно. Хорошо, что мы остановились на этой стадии, законсервировали. Сейчас будет грамотный профессиональный подход к реставрации либо к реконструкции этого здания. Я очень надеюсь, что здание будет сохранено.

Лично я для этого сделаю всё, чтобы оно осталось таким, каким его привыкли видеть новосибирцы, чтобы и все остальные здания конструктивизма приобрели тот вид, который нам оставили архитекторы, чтобы могли люди ими наслаждаться. Я считаю, что для Новосибирска это одна из топовых тем для того, чтобы привлекать сюда туристов, чтобы здания изучали студенты, которые учатся на архитектуре, на дизайне среды.

Я не думаю, что возможен современный архитектор, который бы глубоко не погружался и не изучал этот период архитектуры русского авангарда. Кто-то говорит, что это Эрнст Май, кто-то говорит, что это не Эрнст Май, что это типовые сооружения. В любом случае Эрнст Май имел к этому отношение, это совершенно точно, потому что в соседних переулках стоят его здания. Он был первый, кто начинал наш госплан, потому что он привнёс этот немецкий прагматичный поточный фабричный метод, когда всё можно посчитать, спланировать, и потом сделать некую типовую среду по определённым канонам. В любом случае, он имел отношение к этому зданию.

А сколько их по России? Есть несколько зданий, похожих на наш «Металлист», по-разному изуродованных. Но сам конструктивизм — это работа с чистыми формами: берётся прямоугольник, квадрат, круг, и это всё начинает компоноваться, чтобы было удобно. То есть создаётся некое пространство, которое очень гуманно к человеку и функционально.

За всю историю «Металлиста» его посетило не менее 70 млн человек. Моё детство тоже прошло здесь. Тут показывали фильмы, которые больше нигде на большом экране нельзя было увидеть. Можно было, например, посмотреть фильм «Фанфан-тюльпан», который не показывали в других кинотеатрах.

В некотором смысле «Металлист» — душа ойкумены в Ленинском районе. Я вырос на Новогодней, но мы сюда ходили, здесь было очень здорово. На месте часовни здесь была любимая забава всех детей моего времени — тир с пулечками, помните? Поэтому это место было очень притягательным для всех мальчишек.

Было — не было. Факел революции

В студии «Городской волны» — руководитель музея Центрального района Наталья Шкурыгина и кандидат исторических наук, учёный секретарь музея города Новосибирска, гид-экскурсовод Евгений Антропов.

Евгений Ларин: Неделю назад в этой студии я рассказывал о том, что 21 сентября 1957 года Исполком Новосибирского горсовета решил переименовать некоторые улицы и площади города. В числе прочих новое имя получила площадь у клуба имени Кирова в Заельцовском районе. Её назвали в честь новосибирской революционерки, подпольщицы Дуси Ковальчук. Но название это не прижилось, такой площади сегодня на карте нет.

Посмотрите, какое место было выбрано для этого имени. Мало того, что там начинается улица Дуси Ковальчук, так ещё и недалеко, в районе так называемого «Холодильника», муж Евдокии Борисовны Фёдор Ковальчук пытался разыскать её захоронение. Якобы у Второй Ельцовки колчаковцы закапывали тела расстрелянных. Но найти останки ему не удалось. Но почему же именно там — у Второй Ельцовки? Что там было за место? Ведь там не было ни кладбища, ни тюрьмы.

IMG_2838_новый размер.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Антропов: С точки зрения истории градостроения, этот угол, сегодня воспринимающийся как угол пересечения улиц Владимировской и Дуси Ковальчук, бывшей Покровской, — это место выхода города за территорию между Первой и Второй Ельцовкой.

Дело в том, что центр Ново-Николаевска был отрезан от города Транссибом с юго-запада и обеими Ельцовками с северо-востока. Через освоенную ранее улицу Владимировскую, — одну из первых улиц города, — городская застройка выходит на Покровскую. Там размещаются производства.

В Русско-японскую войну, а затем во время Первой мировой войны, там, на улице Сухарной от Ногина до начала Покровской, размещаются военные производства. Ко времени Гражданской войны это отлично освоенное место.

Там, конечно, была и жилая застройка, во многом самовольная, и современные на тот момент промышленные здания, связанные с военным производством — заготовкой продовольствия и фуража для русской императорской армии. «Холодильник» — это холодильное оборудование для заморозки мяса, там была городская скотобойня, она до сих пор там и осталась. Как там оказалась Дуся Ковальчук — может быть много предположений.

Наталья Шкурыгина: Там хоронили расстрелянных или умерших в тюрьме. Дуся Ковальчук погибла в тюрьме. Версии есть разные. Одна из них — что она покончила жизнь самоубийством. В тюрьме Ковальчук находилась с Анастасией Шамшиной и последняя в своих воспоминаниях пишет, что у Евдокии были такие попытки.

Когда Ковальчук приводили с допросов, она была в очень подавленном состоянии. Одну попытку самоубийства успели пресечь. Дальше становилось всё тяжелее, допросы становились всё жёстче, каждый уже занимался сам собой. Дальнейшую судьбу Дуси Ковальчук Шамшина не знает. То, что она была расстреляна, вообще не подтверждается.

Евгений Ларин: То есть прямых указаний на то, что она погибла, нет?

Наталья Шкурыгина: Приговора или других документальных свидетельств не сохранилось. Пока не найдено, по крайней мере.

Евгений Антропов: Нет свидетельства о смерти.

Наталья Шкурыгина: Никто не видел, что её расстреляли. О других было очень много воспоминаний, правда, несколько противоречивых, но суть одна: люди видели, что они были расстреляны. А вот про Дусю Ковальчук — тайна, покрытая мраком.

Евгений Ларин: На единственном в городе памятнике Дусе Ковальчук — это бюст в сквере Героев Революции — в отличие от всех остальных написано не «расстреляна», а «замучена».

Наталья Шкурыгина: Очень жестокое, жёсткое время было, когда людей убивали и с той, и с другой стороны; и люди мстили.

По одной из версий, почему расстреляли пятерых руководителей большевиков при переводе из тюрьмы — руководитель отделения, которое их конвоировало, в отместку за расстрелянного большевиками близкого ему человека, приказал инсценировать попытку к бегству и расстрелять их. Но это только одна из версий.

Евгений Ларин: Мы говорим о тех пятерых, которые похоронены в сквере Героев Революции [Петухов, Серебрянников, Горбань, Полковников, Шмурыгин — прим. автора]. Их могилы находятся в сквере, бюсты тоже там. Среди них есть бюст Дуси Ковальчук, единственного человека, который там увековечен, но не похоронен.

А что касается той самой братской могилы — она находится под каменной рукой с огромным факелом. Действительно ли она существует по сей день в самом центре Новосибирска? Ведь это может показаться довольно дико. В голове у многих горожан не укладывается, что возле мэрии, возле Красного проспекта, есть куча костей.

Евгений Антропов: Я никогда не думал с той точки зрения, что это поразительно и шокирующе. С исключительно мемориальной точки зрения, не с идеологической, кладбища есть во многих старых больших городах мира.

IMG_3058_новый размер.JPG
Евгений Антропов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Наталья Шкурыгина: И мы, между прочим, с удовольствием их посещаем. В Москве есть крупные кладбища, где похоронены известные люди, артисты, писатели, поэты, политики.

Евгений Антропов: В Петербурге, в Париже.

Наталья Шкурыгина: Люди туда на экскурсии ездят за деньги.

Евгений Антропов: С точки зрения той советской жизни, при которой сформировалась эта мемориальная территория, это был грандиозный, масштабный факт мемориализации. Это был один из самых интересных и главных памятников Сибири. Факел так впечатлял людей! С точки зрения гида это просто шикарный памятник! Это один из символов революционной Сибири. Памятник был открыт 7 ноября 1922 года. Позже он попал на первый официальный герб города в 1970 году. Факел приближался к новосибирскому статусу.

Наталья Шкурыгина: В сквер возили всех экскурсантов и туристов, иностранцев и соотечественников, он входил во все маршруты. В архиве сохранились старые документы о подготовке и проведении экскурсии Краеведческого музея.

Евгений Антропов: Новосибирск тогда был одним из законодателей мод. В 1922 году в стране ещё не было ничего подобного. Иконография мемориализации Гражданской войны ещё только формировалась. А посмотрите на театр «Красный факел»: там есть факелы в фасаде. Когда крячковское здание было «причёсано», там возникли факелы — не модерновые символы.

Наталья Шкурыгина: Для многих больший вопрос то, что этот факел возник в центре города на базарной площади: вдруг раз — и такой монументальный памятник!

Евгений Ларин: То есть в 1920 году, когда происходило захоронение, базарная площадь была ещё жива?

Евгений Антропов: Конечно, это было самое лобное место города. Это был центр деловой и народной жизни. Классическая базарная площадь перед часовней Николая Чудотворца, которая была значительно ближе.

Наталья Шкурыгина: Многие думают, что базарная площадь была в районе между Оперным театром и зданием Госбанка. На самом деле она была значительно шире.

IMG_2932_новый размер.JPG
Наталья Шкурыгина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Антропов: А за городским торговым корпусом, то есть городской ратушей, была сенная площадь, где торговали скотом и сельскохозяйственными продуктами, включая дрова и сено.

Евгений Ларин: Кто похоронен в этой братской могиле? Кто эти 104 человека — красные, белые и мирные жители, случайно попавшие в эту «молотилку»?

Евгений Антропов: К настоящему времени было несколько публикаций профессиональных историков, например, доктора наук Шиловского из Института истории СО РАН, который очень хорошо проштудировал документы сибирских архивов. Он писал в том числе о том, что там есть и профессиональные революционеры, и солдаты барабинского белого полка, свои же, которые были просто «зачищены» при отступлении белыми в городской тюрьме на Мичурина и в арестантском доме на Щетинкина.

Наталья Шкурыгина: Даже среди опознанных было пять белых офицеров.

Евгений Ларин: То есть это были неблагонадёжные солдаты?

Наталья Шкурыгина: С 6 на 7 декабря 1919 года произошло восстание барабинского полка. Они восстали не за большевиков, а против колчаковского режима. Они не пошли бы за красных, у них была своя линия. Часть из этих восставших людей была расстреляна, часть арестована, часть погибла. Они продержались очень недолго. У них была тактическая ошибка.

Когда они захватили телеграф и телефон, то умудрились не обрезать провода. И было срочно вызвано подкрепление, которое не замедлило прибыть из военного городка, где стояли огромные части. Естественно, восстание было тут же подавлено. Тюрьма была перегружена, там творился ужас, там находились политзаключённые и со стороны красных, и со стороны белых, там могли быть и мелкие воришки, и шарлатаны. Все, кто находился в этой тюрьме, были расстреляны при отступлении.

Евгений Антропов: И солдат барабинского полка было большинство.

Евгений Ларин: Почему же их тогда решили вместе похоронить? Тем более что больше 30 человек были опознаны, и их можно было похоронить отдельно. И в их числе, кстати, и Романов был. Уж его-то точно можно было похоронить отдельно.

Наталья Шкурыгина: Там не только Романов был, там были и другие значимые люди.

Евгений Антропов: Там было несколько профессиональных революционеров, но всё-таки большинство было белых. Меня задевает больше всего вот эта поразительная деталь. Их целью вообще было продолжение борьбы с большевиками, отстранение от власти Колчака, восстановление самоуправления на местах. Это эсэровская идея.

Наталья Шкурыгина: Всё равно для тех, против кого они восстали, они были врагами. Уже наступали части 5-ой Красной армии, и тут было уже не до сортировки.

Евгений Антропов: Почему их не похоронили отдельно? Видимо, первая и главная причина — это то, что тогда подобный мемориальный памятник воспринимался как памятник жертвам войны. Конечно, есть законы военного времени, но на войне нет ни героев, ни антигероев, а есть жертвы. Есть те, кто выжил, и те, кто не выжил. И это была грандиозная братская могила пострадавших.

Евгений Ларин: И именно поэтому сквер назывался первоначально сквером Жертв Революции?

Евгений Антропов: Конечно. Сейчас его воспринимают как отдельный памятник, это диктует городское пространство вокруг. Но на самом деле, когда был построен Дом Ленина в 1926 году, это было грандиозно, особенно сверху: Дом Ленина, дом ленинских идей, за ним из земли вырывается мускулистая рука революционера, несмотря ни на что сжимающая факел революции. Это грандиозный памятник, самый лучший и самый поражающий.

Наталья Шкурыгина: Кстати, сквером Жертв Революции это место никогда официально не называлось. Это было «межсобойное» название, в документах оно нигде не подтверждается. Официальное название — сквер Героев Революции — присвоили только в 1957 года.

Евгений Ларин: То есть до этого момента сквер был безымянный?

Наталья Шкурыгина: Он даже на карте не был указан, не был выделен. Все знали, что он есть, где он находится, но то, что это сквер, указано не было.

Евгений Ларин: На другом конце сквера, напротив факела, есть ещё одна братская могила, которая появилась уже значительно позже, в 1950-х годах. Там похоронены пятеро руководителей ново-николаевского большевистского подполья. До этого они уже были захоронены в другом месте, но почему-то их всё равно потребовалось перенести в сквер. Эта идея с чем связана?

Евгений Антропов: В 1950-е годы разворачивалась новая мемориализация на основе нескольких идей. В центре этих идей была победа в Великой Отечественной войне. Советский Союз переживал очередную модернизацию социалистической идеи в отказе от мировой революции, строительства социализма в отдельно взятой стране и других концептов.

Под новую мемориализацию выстраивали новых героев, которые уже ничего не смогут рассказать, потому что их больше нет. Это тенденция десятилетия. Сначала была идея: герои революции, победители диктуют историю. Под эту идею были выбраны определённые факты и события. Тела были перенесены с нескольких разных кладбищ, перезахоронены в сквере, который назвали сквером Героев Революции. Была сформирована концептуальная идея поклонения. Появилось место памяти, где человеку диктовалась определённая точка зрения, чего, видимо, не было ранее. Этого не чувствовалось.

Наталья Шкурыгина: Тут ещё не стоит забывать, что события происходят в 1957-м году, это 40-летие революции. Всё это было сделано к празднованию этой даты, создан сквер. Именно создан, потому что ранее он никогда не существовал на бумагах. И сюда переносятся останки пятерых погибших в 1918-м году людей.

Евгений Антропов: Есть ещё один интересный момент. Приход в город красных и очередной захват власти видели только Дуся Ковальчук и Романов. Остальные были расстреляны после антибольшевистского майского переворота 1918 года. Герои были выбраны. А свидетели ещё ранее, в 1930-е годы, были расстреляны или сгинули в лагерях. Настоящие свидетели тех событий. И их несть числа, вот в чём дело. Их не два-три человека, или пять-семь.

Евгений Ларин: А как связаны с Новосибирском партизан из Енисейской губернии Пётр Щетинкин и уж совсем невероятный парижский коммунар Адриен Лежен?

Наталья Шкурыгина: Дело в том, что совсем, казалось бы, далёкий от России парижский коммунар Адриен Лежен хотя бы в годы войны проживал у нас, в здании гостиницы «Центральной». А вот товарищ Пётр Ефимович Щетинкин в Новосибирске никогда не был. Но поскольку он был красным партизаном, воевавшим за свободы Сибири, то и было принято решение похоронить его именно в столице Сибири, потому что Ново-Николаевск в то время, в 1925 году, стал столицей Сибирского края.

Тело Щетинкина на поезде через всю Сибирь провезли с почестями, с остановочными митингами в крупных населённых пунктах, с возложением венков. Когда он прибыл в Новосибирск, весь поезд был завален венками в знак уважения этого человека, почёта. Сначала состоялось прощание, и затем руководители города пронесли его на руках. Колонна прошла в сквер Героев Революции, и там он был торжественно захоронен.

Евгений Антропов: Нужно понимать, что с 1926 года Новосибирск целенаправленно формировался как главный сибирский город. Он был назначен новым городом социалистической Сибири, главным революционным городом.

Причина перенесения праха Щетинкина в сквер Героев Революции — та же, как и в примере показательного суда над Унгерном. Это была публичной акцией, на которой присутствовали все журналисты, которая была задокументирована.

Вспомните концепт «сибирского Чикаго». Сюда стекались огромные массы народа, шла миграция, грандиозное переселение народов. И Новосибирску от этого перепало больше всех. Он стал главной публичной площадкой Сибири.

Евгений Ларин: А барона Унгерна как раз и захватил Щетинкин.

Наталья Шкурыгина: Щетинкин сам лично беседовал с Лениным, он был делегатом съезда в 1917-м году. Щетинкин — полный Георгиевский кавалер орденов за мужество и отвагу, который заслужил их, что бы там ни говорили. Он честно исполнял свой долг на фронтах Первой мировой войны. В сквере Героев Революции находятся его подлинные останки. На похоронах были его родственники — жена, дети и сестра.

Евгений Ларин: А от Лежена в сквере осталась только надгробная плита?

Наталья Шкурыгина: От могилы Лежена остался кенотаф [надгоробный памятник на месте, где нет останков покойного — прим. автора], потому что тело в 1971-м году увезли во Францию.

IMG_3024_новый размер.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А как его вообще занесло в Новосибирск?

Наталья Шкурыгина: Этот выдающийся человек в своё время захотел жить в Советском Союзе. В годы Великой Отечественной войны он был эвакуирован к нам в Новосибирск. К сожалению, недолго он прожил, скончался в 1942-м году. А проживал он на улице Ленина в гостинице «Центральная». Он был, естественно, почётным гражданином страны, находился на полном содержании государства.

И когда он скончался, то сначала был похоронен на Заельцовском кладбище, а потом решили перенести его могилу в сквер Героев Революции. Затем коммунистическая партия Франции написала прошение, им пошли навстречу, был составлен акт, где было полностью описано изъятие гроба. Его отправили в Москву, там кремировали, и уже затем урна уехала во Францию.

Евгений Ларин: Очень много интересного связано со сквером Героев Революции, и что бы там ни происходило, какие бы идеи ни витали над ним, согласитесь, это место очень необычное. Попадая в этот сквер в самом центре города, всего в нескольких метрах от постоянно грохочущего Красного проспекта, оказываешься в вакууме, в абсолютной тишине и покое, как на настоящем кладбище. Чем это можно объяснить? Его особым положением, устройством?

Наталья Шкурыгина: Конечно! Он же практически в колодце находится. Особенно хорошо этот колодец закрыло панно, — замечательная работа нашего монументалиста Чернобровцева. Изумительное панно, но, к сожалению, сейчас оно начинает рушиться, его надо восстанавливать, чтобы оно засияло во всей красе, как когда-то, когда его открывали в 1967 году.

На его месте были строения для хранения декораций ТЮЗа, но панно закрыло сквер окончательно. А со стороны улицы Щетинкина есть пристройка к мэрии, сзади — Дом актёра, с другой стороны — не слишком оживлённая улица Горького. И площадь сквера меньше 200 кв. м., — квартиры у людей ныне поболее бывают.

Евгений Антропов: Ворота со стороны улицы Горького периодически то открыты, то закрыты — не понятно. Маленькая калиточка, которая остаётся, не приглашает в сквер.

Евгений Ларин: Там почти никогда никого не встретишь.

Наталья Шкурыгина: Там есть вывеска, есть калиточка, которая смущает интеллигентных людей. Может, стесняются, думают, надо ли билеты покупать, можно ли вообще туда заходить. Поэтому идут — и шмыг мимо. Когда я ходила туда специально, кое-какие детали уточнить, когда мы делали выставку в музее, я там ни одного человека не встретила. Ни на входе, ни на выходе, ни во время посещения.

Евгений Ларин: Там легче белку встретить, чем человека.

Евгений Антропов: Я там бываю систематически, с той же частотой, с какой проводит музей Новосибирска экскурсию «Горячий май 1918-го. По следам Гражданской войны». Больше всего бывает молодёжи, её совсем мало, но она там есть.

На мой взгляд, причины больше архитектурно-планировочные, пространственные. Нужно вспомнить о том, что там нет лавочек, это некомфортная и недружелюбная городская среда, как сказали бы урбанисты. Концепт сквера к этой идее не относится, потому что компашки современной молодёжи зачастую можно встретить сидящими на пикнике прямо на траве. Не под деревьями, а на братской могиле. И ничего им в лоб говорить не нужно, а сначала нужно объяснить, потому что многие просто не знают.

Евгений Ларин: Но есть одна категория молодёжи, которая знает и идёт туда специально, целенаправленно. Калитка в сквер не закрывается и ночью, и там любят собираться представители молодёжной субкультуры, готы, тяготеющие к образам смерти, вампиров и прочей нечисти. Значит, что-то такое они там находят?

Наталья Шкурыгина: Ну а где же им ещё собираться, как не в центре города? Не надо тратиться на такси, чтобы доехать до какого-либо кладбища. Проблема с транспортом решена.

Евгений Антропов: Хорошо, что у молодёжи есть такое место. В Новосибирске не такое большое разнообразие городской среды, которая бы предлагалась для разных целевых групп, как для готов, например. Их очень мало, это интеллигентные ребята. Нужно сказать, что готы — это уже далеко не подростки. Эта субкультура, уже давно ушедшая в прошлое, они взрослые и интеллигентные.

IMG_3048_новый размер.JPG
Наталья Шкурыгина и Евгений Антропов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Наталья Шкурыгина: Мы делали опрос и выяснили, что многие люди не помнят, где находится сквер. Мы даже в пресс-релизе о выставке написали, что эта выставка рассказывает о сквере, о котором все знают, но почти никто не помнит, где он находится. Многие в нём были, особенно в пионерском детстве: привезли на автобусе, высадили, приняли, наградили, посадили обратно в автобус и увезли.

Евгений Антропов: К готам ещё можно добавить фаерщиков, сквер — это одна из их репетиционных точек. Там свободно, никто не мешает.

Но нет ни одной лавочки, ни одного элемента среды, которая разговаривала бы с посетителем, с горожанином на языке релакса, прогулки, времяпрепровождения. Это место для памяти, поклонения.

Наталья Шкурыгина: Для прогулок там места маловато. Первомайский сквер в разы больше, можно по пересечению, по диагонали ходить. А сквер Героев Революции так построен, что подходит только для проведения каких-то мероприятий. Там не очень весело прогуливаться.

Евгений Антропов: Разве что целующиеся ещё есть.

Наталья Шкурыгина: Меня волнует другой вопрос, мы сегодня эту тему не затронули: почему в братской могиле в конце сквера, где похоронены пять человек, три надгробных плиты? Персональная Серебряникову, персональная Петухову, и одна на троих — Горбаню, Шмурыгину и Полковникову.

Евгений Ларин: Может, по ранжиру?

Наталья Шкурыгина: Нет, они таким образом никак не связаны, ни по должности, ни по званию. Про Горбаня вообще есть версия, что он был отлучён от власти, и накануне бежал, но был задержан. Его опознали и посадили в тюрьму. И почему таким образом? Мало того, что по воспоминаниям очевидцев, родственников Серебряникова и Петухова, когда их расстреляли и похоронили на старом городском кладбище, то вроде вырыли на пятерых две могилы, но вот только непонятно, как именно положили... И в сквере опять-таки непонятно. Наверное, можно было сделать одну мемориальную плиту или пять надгробий.

Евгений Ларин: А Романову вообще «повезло» меньше всех.

Наталья Шкурыгина: Да, о том, что его похоронили в братской могиле под факелом, кроме определённого количества людей, никто даже не знает.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Ржавая труба стала причиной потопа на Котовского — энергетики

Проезд в Новосибирске подорожает до 21 и 22 рублей с 1 декабря

«Пройдёшь ногами и посмотришь» — чиновники лично проверят дворы

В новосибирских такси появится Wi-Fi и кино

Кудряшка с укулеле: LP приедет в Новосибирск в марте 2019 года

Однажды в Новосибирске: комсомолец вместо Чудотворца и декабрьская революция

15-летний долгострой возле детской больницы наконец ввели в эксплуатацию

Победителей премии «Признание года — 2018» назовут на этой неделе

Новосибирца оштрафовали за поддельные билеты на «Руки вверх»

81-летний мужчина упал с Димитровского моста в Новосибирске

Новосибирцы собрали 50 кг рыбы для пеликана Анфисы

Показать ещё
Яндекс.Метрика